14.03.2013

для газеты "Новое время" в Ереване

«Двое на качелях» — Татьяна Арнтгольц и Григорий Антипенко!

В Театре музкомедии им.Пароняна состоялась армянская премьера спектакля российского режиссера, актера и сценариста Алексея Кирющенко — «Двое на качелях» с Татьяной АРНТГОЛЬЦ и Григорием АНТИПЕНКО в главных ролях. Незадолго до премьеры они встретились с представителями отечественных СМИ.

 

Татьяна Арнтгольц: Это наше первое посещение Армении. Надеемся оставить после себя добрую память, и в то же время увезти с собой такие же хорошие впечатления от армянского зрителя и вашей замечательной страны. Пару слов о спектакле: эта история любви мужчины и женщины: драматическая, смешная, но реальная. В какой-то мере — даже культовая пьеса Уильяма Гибсона. 
Григорий Антипенко: Я тоже впервые в Армении, хотя всегда мечтал попасть сюда, так как по маминой линии — это моя историческая родина. Всегда было интересно увидеть, как живут мои соотечественники, познакомиться с культурой... Зов крови, так сказать. 
Что касается спектакля, пьеса очень тонкая, психологическая. Согласен с Таней, она относится к той категории драматургии, которая является вечной. По сюжету действие пьесы происходит в Нью-Йорке. Джерри — адвокат из Небраски, приехавший в Нью-Йорк по делам, Гитель - танцовщица, типичная представительница нью-йоркской богемы... В Небраске у Джерри осталась жена, с которой он ведет процесс развода, а у Гитель нет денег и она больна язвенной болезнью. Два человека по воле драматурга нашли друг друга в огромном городе... Они тянутся друг к другу. Вначале — просто от одиночества, оттого, что ни его, ни ее никто не ждет дома. Что ни он, ни она не вздрагивают от долгожданных телефонных звонков. Что ни он, ни она не проводят долгие вечера с тем, кто им дорог. Потом — потому что они вдруг стали близки друг другу... Но они настолько разные! Их бросает из одной крайности в другую, они делают друг другу больно, но продолжают держаться друг друга... Пьеса не случайно названа “Двое на качелях” — развитие сюжета выстроено так, что напоминает катание на качелях: взлет-снижение-взлет... 
— Это далеко не первая ваша совместная работа... Как получилось, что вы снова стали партнерами по сцене? 
Татьяна: Мы работали с Гришей, кажется в 2004 году, в телесериале “Талисман любви”, но наши герои, точнее, их сюжетные линии не пересекались. Роль в пьесе “Двое на качелях” была мне предложена еще год назад, но мы никак не могли приступить к репетиции из-за стечения разного рода обстоятельств, в том числе и из-за того, что не могли найти актера, с которым эта история могла бы состояться. А когда была предложена кандидатура Гриши, не осталось ни капли сомнений. Он настоящий профессионал и замечательный человек. Не могу похвастаться богатым театральным опытом, но Гришина поддержка в этом смысле мне очень помогла. Теперь я не смогу представить в этой роли кого-то, кроме него. 
Григорий: “Какой-то я уж очень идеальный получился”, — как говорил небезызвестный герой Баталова. “Двое на качелях” — спектакль достаточно откровенный. И то, что партнером в нем будет Татьяна, сыграло для меня решающую роль относительно моего согласия принять участие в этой постановке. Татьяна — очень чуткая актриса, умеет слушать и прислушиваться. С ней очень комфортно работать. 
— Вы оба востребованы как в театре, так и в кино. Где вам комфортнее? 
Григорий: Театр — самое живое из искусств, кино же — момент “за камерой”, и здесь нет возможности онлайн-проверки, хорошо ты делаешь или плохо. Театр - место, где ты на каждом спектакле работаешь, как в первый и последний раз с конкретным зрителем, здесь и сейчас. Думаю, что без театра нет актера. Хотя как в кино, так и в театре, главное — талант актера и его способность трансформироваться в необходимый образ. 
Татьяна: Кого я больше люблю: маму или папу? Для меня ваш вопрос из той же оперы. У каждого свои плюсы, свои минусы... Я с огромным уважением и любовью отношусь и к театру и к кино. Увы, если случается, что на каком-то этапе в моей жизни много театра, мне не хватает кино и наоборот. 
Я никогда не работала в репертуарном театре. После окончания института я много снималась, привыкла сама рассчитывать свое время. В какой-то момент поняла, что репертуарный театр, где мне будут диктовать роли, время репетиций и другие условия для существования — не для меня. Несколько лет назад меня впервые пригласили в антрепризу. Замечательный спектакль “Пять вечеров” мы играли достаточно долго. Были даже на гастролях в Германии, где нас очень тепло принимали зрители. Также я участвовала еще в нескольких постановках. 
— Вы считаете себя “сериальной” героиней? 
— Так получилось, что в моем портфолио много телевизионных фильмов, но я совершенно не стыжусь этого. Если будет выбор между хорошим сериальным или средним киносценарием — я выберу хороший сериальный. Я абсолютно равнозначно отдаюсь работе как на большом киношном, так и на маленьком телевизионном экране, так как не вижу большой разницы между работой в кино и в сериалах. 
— Григорий, а существуют ли для вас границы дозволенного на сцене, экране?.. 
— Не люблю похабщины, меня это раздражает. Искусство, за исключением неких кулуарных экспериментов, должно быть ограничено границами нравственности. Это позволяет благодаря разным творческим формам и решениям воплощать те или иные сцены каким-то другим путем, не впрямую, не через раздевание и эпатаж. Вот посмотрите, в эпоху цензуры, мы снимали великое кино. Оно и сейчас остается таким — нет желания зажмуриться и вжаться в кресло. А потом пришла свобода, и мы вдруг поняли, что не умеем снимать кино про любовь, лишенное пошлости, эпатажа и т.д. Я в любом случае принимать в этом участие не буду, для меня существуют четкие границы, через которые я никогда не переступлю. Все должно быть красиво во всех отношениях — и в духовном, и в визуальном. “Красота спасет мир” — таково мое отношение к искусству. 
— Многие кинодеятели считают, что доля здорового эпатажа... 
Григорий: Чего хотят люди, заполонившие сегодня внушительную территорию в искусстве, какую позицию они выбирают? Захватить большую аудиторию молодежи, привлечь на этот эпатаж? Заработать побольше денег? Ужель в этом цель мастеров, берущихся за это? И куда потом? Всех принизить и опустить до уровня ада и там кувыркаться? Это точно не мое... Сейчас такое время дурацкое: многие артисты, обретая известность, отключают мозг, превращаются в каких-то непонятных персонажей, раздуваются как мыльные пузыри, делая непонятно что, как правило, ничем хорошим это не заканчивается... 
— Как намерены провести свободное время в Ереване? 
Григорий: Увы, отведенного времени катастрофически мало, так что нам удастся посетить лишь музей Параджанова. Но мы надеемся восполнить упущенное в следующие разы — дай Бог, будет такая возможность... 
Татьяна: Искренне разделяю мнение вашего, как выясняется, соотечественника. Кстати, с армянами в кино мне довольно часто приходится работать, и всегда это очень плодотворное сотрудничество — в частности, мы много работали с Рубеном Дишдишяном. Думаю, вы видели картину “Снайперы: Любовь под прицелом”, сериал “Лапушки” и т.д. Вот скоро выйдет следующая наша совместная работа “Второе восстание Спартака”. Так что — до встречи на экране!..

 

Рубен Пашинян

 

http://www.nv.am/kultura/26200-qdvoe-na-kachelyaxq